Донецьк

Юзівка - прототип Донецьку, робітниче селище засноване  у 1869 році при металургійному заводі англійського підприємця Юза. У 1924 році назву змінють на Сталіно. Сучасну назву Донецьк місто отримало у 1961р.

Історико-архітектурні памятки Донецька

 

Свято-Миколаївський кафедральний собор

47.976872, 37.801958Точні координати на карті Google

Розташований на вул. Тушинська, 7

Церква св. Олександра Невського

Зберігається ікона Миколая Чудотворця

Садиба

47.992960, 37.799577Точні координати на карті Google

Купецька садиба побудована у 1903р. Знаходиться за адресою вул. Жовтнева, 82а

 

 

Пальма Мерцалова

У 1896 р Олексій Мерцалов з цілого шматка рельси викував гарну пальму. Ця робота наступного же року отримала Гран-при на Всесвітній виставці в Парижі. Нажаль, в Донецьку встановлено копію, оригінал зберігається в музеї Гірничого університету  в Санкт-Петербурзі.

 

Нове

Свято-Преображенський кафедральний собор

48.010555, 37.805359Точні координати на карті Google

 Зведений у 2006р.

 

Стаття за темою " Старовинні будинки Донецька "

Старый дом мой давно ссутулился...

Автор Алиса СОПОВА, газета "Донбасс", N 72 (21171), 18 квітня 2006 року

Донецкие достопримечательности разбирают на стройматериалы

Сегодня - Международный день памятников истории и культуры. Любой дончанин скажет, что это - не наш праздник. Донецк - город молодой, индустриальный, выросший из рабочего поселка. Поэтому мы привыкли считать, что, кроме терриконов да нескольких памятников, появившихся в последние годы и не представляющих большой художественной ценности, гостям в нашем городе показать нечего. На самом деле, в нем есть места, которые могут многое рассказать об истории нашего города. Вот только мы обычно не обращаем на них внимания.

Клиническая история

Практически никто в Донецке не знает, что в городе сохранился дом самого Джона Юза. Он находится на улице с красноречивым названием Клиническая, на территории шлаколечебницы, и более известен как "дом Свицына". Действительно, с 1907 по 1918 годы здесь жил последний управляющий и первый русский директор Юзовского металлургического завода Адам Александрович Свицын. Однако принадлежал особняк семье Юза, для которой в свое время и был построен.

Я вышла из маршрутки на остановке "Шлаколечебница" и свернула в больничный двор. На крыльце здания под вывеской "Патологоанатомическое отделение" курил бородатый мужчина в белом халате. На мой вопрос, не знает ли он, где здесь дом Юза, он махнул рукой куда-то в сторону: "Там вроде есть какие-то развалины. За роддомом посмотрите". Я прошла по выщербленной асфальтированной дорожке, свернула за угол роддома и обомлела. Зрелище, которое открылось передо мной, было слишком неожиданным. И ужасным.

Посреди заваленного мусором пустыря стоял огромный дом из красного кирпича, двухэтажный, но по размеру сравнимый с хрущевскими пятиэтажками. Очевидно, раньше особняк был красивым, но сейчас в нем не было ни окон, ни крыши. И это - дом основателя города! Похожее ощущение я испытала в детстве, когда, стащив с полки симпатичную книжку в яркой обложке под названием "Страницы истории", обнаружила на первой же открытой странице фотографию костей в раскопанном захоронении. Эти кости потом чудились мне в каждом темном углу. После картинок весеннего города этот дом производил такое же впечатление. Справившись с эмоциями, я подошла поближе. Дом, хоть и казался совершенно заброшенным, был обнесен забором. Я перелезла через этот забор - и тут же столкнулась с сомнительного вида мужчиной и женщиной, которые потребовали, чтобы я немедленно убралась, потому что это - частная собственность.

- Но ведь этот дом - уникальный памятник архитектуры! И истории: - взмолилась я, все еще находясь под впечатлением.

- Никакой это не памятник архитектуры! - отрезала женщина.

- Но здесь жила семья Джона Юза!

- Ничего подобного. Убирайтесь, а то мы вызовем милицию.

Джон Юз начал поиски архитектора для постройки нового двухэтажного особняка после того, как в 1877 году к нему из Англии переехала жена с дочерью и младшим сыном. Проекты российских зодчих Юзу не понравились, и он нашел архитектора в Англии. Тот предложил пристроить здание к фасаду старого одноэтажного дома, чтобы максимально сохранить зеленые насаждения усадьбы. Но сам Юз так и не успел пожить в новом доме - 17 июня 1889 года он неожиданно скончался в Санкт-Петербурге, куда поехал на переговоры с российским правительством о возможности освоения залежей железной руды на Урале. Хозяевами завода, а заодно и недостроенного особняка, стали его старшие сыновья Джон Джеймс и Айвер. Их стараниями летом 1891 года строительные работы были закончены, и уже осенью братья переселились в новый дом. Построенный на возвышенности, этот особняк в стиле ренессанс хорошо гармонировал с живописной усадьбой Юзов. Его фасад украшала небольшая терраса с аркадой на первом этаже и балконом с колоннами и фигурной решеткой - на втором. Узорчатая чугунная решетка венчала и верхнюю часть крыши. От парадного входа спускалась лестница в мощеный брусчатый двор с клумбами, фонтанами и беседками, увитыми плющом и диким виноградом. В архитектуре особняка просматривалась легкость, стройность и ясная логика.

В пререканиях со сторожами никакой логики не просматривалось, поэтому в конце концов я нашла некоего Виктора Петровича, который назвался "не то чтобы хозяином дома, а управляющим - вроде Свицына". Правда, в общении с ним логики оказалось еще меньше. Сначала он уверил меня, что очень переживает о судьбе дома и даже поддерживает связь с потомками Юза в Англии, пытаясь через них найти финансирование для восстановления особняка. А потом вдруг сменил тон: "Памятник архитектуры вам, видите ли, жалко! А детей голодающих вам не жалко? Сто лет простоял ваш дом и еще столько же простоит, ничего с ним не станет". На вопрос о том, кому все-таки принадлежит территория, я получила исчерпывающий ответ: "Кто же вам скажет!"

Братья Юзы прожили в доме до 1903 года, когда они навсегда покинули Юзовку и переехали сначала в Петербург, а затем в Англию. После их отъезда в доме несколько лет жил управляющий заводом англичанин Андерсон. В 1907 году, после полученной на заводе травмы, он тоже вернулся в Англию, оставив все дела по управлению предприятием, а также дом Юзов, новому управляющему Адаму Свицыну, который прожил в нем до национализации завода в 1918 году. В 20-30-е годы в доме жили сменявшие друг друга директора Юзовского, а затем Сталинского металлургического завода. Во время Великой Отечественной войны особняк сильно пострадал - разорвавшаяся рядом с ним авиабомба практически снесла с него крышу. Но после войны здание отремонтировали, и в нем много лет находился роддом. Потом роддом переехал в новое здание, а оставшийся без хозяина особняк стал приходить в упадок.

Человеческое равнодушие оказалось для этого дома гораздо более губительным, чем немецкие бомбы. Ни городские власти, ни загадочные новые хозяева упорно не хотят обращать внимание на плачевное состояние уникального для нашего города памятника истории и архитектуры. Люди, которые живут поблизости, рассказывают, что одно время дом распродавали на кирпичи. Потомки строителей Юзовки видят в культурном наследии лишь возможность заработать на подержанных стройматериалах.

Кроме дома Юза, в Донецке есть еще несколько особняков конца XIX - начала XX века, представляющих несомненную культурную и архитектурную ценность, которые при правильном подходе могли бы сформировать историческое ядро города. Каждый из этих домов имеет две "жизни" - ту, для которой он был построен, и ту, которая началась после революции и продолжается по сей день.

Гостиница "Великобритания" (улица Постышева, 20)

Первая жизнь. Гостиница была построена в 1883 году, причем первые восемь лет своего существования она была двухэтажной. Когда в 1891 году надстроили третий этаж, гостиница стала одним из самых высоких зданий в городе. В разное время в "Великобритании" останавливались Куприн, Серафимович, Паустовский и Маяковский. Во время Великой Отечественной войны, когда Донецк был оккупирован, в гостинице был бордель, где местные девушки обслуживали немецких офицеров.

Вторая жизнь. На сегодняшний день "Великобритания" - самое старое здание в городе. И оно, пожалуй, единственное выполняет те функции, для которых было предназначено - в здании находится гостиница с таким же названием, что и раньше. Правда, по свидетельствам тех, кто в ней останавливался, цены там высокие, а условия весьма неважные.

Братская школа (улица Челюскинцев, 49)

Первая жизнь. Школа при церкви была построена в 1903 году. Хоть это учебное заведение и считалось религиозным, кроме закона божьего, в ней преподавались почти все предметы, типичные для средней школы того времени. Здесь учились как дети купцов, так и простых рабочих. Обучение стоило 50 копеек в месяц.

Вторая жизнь. В советское время в здании размещалась вечерняя школа. Она есть там и до сих пор, но только на первом этаже. На втором - водительские курсы. А третий этаж пару лет назад выделили украинскому казачеству. Именно казаки починили протекающую крышу, начали ремонтировать фасад. "Пока мы будем ждать финансирования, здание превратится в руины, - говорит гетман Украины Николай Пантелюк. - Если мы считаем себя "свiдомими громадянами", то просто обязаны сделать то, что в наших силах. Хорошие люди ведь сто лет назад построили, качественно. Не то что сейчас".

Дом Горелика (улица Октябрьская, 82)

Первая жизнь. Особняк был построен в период между 1901-1905 годами купцом по фамилии Горелик, который поддерживал связи с местными большевиками и даже оборудовал в своем доме подпольную типографию. В первые годы советской власти в доме Горелика был популярный тогда клуб Тудоровских с большим танцевальным залом.

Вторая жизнь. В 1977 году архитектор института "Донбассгражданпроект" А.Мищенко разработал проект пристройки к западному торцу особняка, в которой разместилось объединение "Спецшахтобурение". Эта добавка не нарушила общего стиля здания, выполненного в стиле модерн. Сейчас в доме Горелика, кроме "Спецшахтобурения", находится региональное управление ПриватБанка.

Коммерческое училище (улица Артема, 58)

Первая жизнь. Здание было построено в 1909 году как восьмиклассное училище для мальчиков - детей богатых купцов и предпринимателей. После окончания училища выпускники обычно становились бухгалтерами, банкирами, коммерсантами.

Вторая жизнь. В 1921 году по решению городских властей здание вместе с прилегавшими к нему полуразрушенными казачьими казармами выделили только что созданному Донтехникуму. Это же учебное заведение, только под названием Донецкий национальный технический университет, находится там до сих пор. А само здание известно нам как II корпус ДонНТУ.

Юзовское отделение Петербургского международного коммерческого банка (улица Артема, 46)

Первая жизнь. Санкт-Петербургский международный коммерческий банк занимал второе место по объему операций среди банков Российской империи. Филиал в Юзовке открылся в 1912 году. А уже через четыре года, в 1916 году, банк купил Юзовский металлургический завод у сыновей Джона Юза.

Вторая жизнь. С 1920-х годов в здании бывшего банка находится Дворец пионеров, несколько лет назад переименованный в Дворец детского и юношеского творчества. Привычный для нас вид дом приобрел только в 30-е годы, когда над ним надстроили третий этаж с лепными пионерами на фасаде. До этого здание было двухэтажным.

Дом Больфура (улица Потийская, 57)

Первая жизнь. Хозяин этого особняка Арчибальд Больфур был одним из совладельцев ДМЗ. Руководил постройкой железнодорожной ветки от станции Юзово до металлургического завода. Один из полустанков этой ветки, неподалеку от нынешнего Южного автовокзала, даже назывался в честь него - "Больфуровка". Его дом был построен в 1889 году.

Вторая жизнь. Уникальная постройка стоит среди полуразрушенных частных домиков, на берегу поросшего камышом болота. "Кому она нужна, твоя архитектура! - разозлилась на мой вопрос бабушка с козой на привязи, - ты лучше напиши, как люди в конюшне живут". Действительно, один из "полуразрушенных домиков" при ближайшем рассмотрении оказался бывшей конюшней Больфура, кое-как переоборудованной под жилье. В самом же особняке в советское время много лет размещался вытрезвитель. Сейчас же там находится областная дирекция СМЭУ "Ресурсы-светофор".

Дом Кроля (улица Постышева, 44)

Первая жизнь. Купец Давид Лазаревич Кроль торговал облицовочной плиткой. Неудивительно, что когда в 1903 году он построил свой дом в новом для того времени стиле модерн, то решил инкрустировать фасад этой самой плиткой. Реклама получилась более чем хорошая: завода в Бобруйске, на котором Кроль делал закупки, уже давно не существует, а зеленую плиточку на фасаде мы видим до сих пор.

Вторая жизнь. В советское время это был обычный жилой дом. В начале девяностых в нем случился сильный пожар, во время которого погибли люди. После этого здание несколько лет простояло в руинах. Однако пару лет назад его начали потихоньку реконструировать, и сейчас особняк уже имеет более-менее нормальный вид. Корреспонденту "Донбасса" удалось найти человека, чей энтузиазм позволил реализовать этот проект. Предприниматель Лариса Захарова уверяет, что ее дедушка был личным парикмахером Джона Юза. И поэтому она считает своим долгом внести лепту в воссоздание исторического лица города. "Городские власти это своим долгом, конечно же, не считают. Для того, чтобы восстановить этот дом, потребовалось 15 тонн металла, и я сделала все за свой счет", - говорит Захарова.

* * *

А теперь давайте подсчитаем. Вместе с домом Юза, получается восемь объектов. Восемь уникальных памятников истории и архитектуры, которые нуждаются в срочной реставрации. Для застроенного бетонными коробками в стиле соцреализма Донецка каждое их этих зданий - на вес золота. Я понимаю проблему сохранения старой застройки где-нибудь во Львове, где полгорода было построено чуть ли не в средние века. Но неужели в бюджете Донецка - города, который считается крупнейшим центром экономической активности в Украине, - нет средств на реставрацию восьми зданий? А если нет, значит, надо продать их, сдать в аренду, да в конце концов отдать бесплатно тем, у кого эти средства есть. Пусть только восстановят.

В начале девяностых сотрудники Донецкого областного краеведческого музея обследовали и изучили постройки, имеющие историческое и культурное значение, и разработали концепцию экомузея "Юзовка" - заповедной музейной зоны в старой части города. Но из-за отсутствия финансирования проект остался нереализованным. Единственное, чего тогда удалось добиться, - некоторые из этих объектов были взяты на государственный учет. Теперь на домах висят таблички, на которых написано, что это - "памятник архитектуры", который "охраняется государством". Что подразумевается под словом "охраняется" - непонятно. С каждым годом эти постройки все больше приходят в упадок. За исключением редких энтузиастов, их сохранением и восстановлением не занимается никто. А зачем? Гораздо проще и выгодней вырубить очередной скверик и за пару месяцев построить на его месте очередной торговый центр из дешевых китайских материалов, чем возиться с ветхими дореволюционными постройками. Все понятно и логично. Вот только постоянные заявления городских властей и влиятельных бизнес-сил города о том, как они любят Донецк и заботятся о его благоустройстве, выглядят на этом фоне не совсем уместными.

Комментарий специалиста

Это выматывающий процесс

Главный художник города Игорь БУЧЕК:

- Большинство зданий, о которых идет речь, официально не являются памятниками архитектуры, а значит, не подлежат защите и особому вниманию со стороны государства. В принципе, сейчас идут разговоры о том, чтобы взять их на баланс. Но проблема в том, что это - очень длительный и выматывающий процесс, связанный с огромной бумажной волокитой. Для того чтобы здание было признано памятником архитектуры, оно должно иметь неоспоримую архитектурную ценность. Тот же дом Кроля - это единственное в Донецке здание в стиле модерн, для нашего города оно такую ценность, несомненно, имеет. А в Киеве такими домами застроен весь центр. Поэтому придется долго доказывать и объяснять, что в этом доме такого особенного. Или, например, в соответствии с положением "О памятниках архитектуры", если здание перестраивалось, как дворец пионеров, пусть даже с соблюдением всех правил, оно уже не может считаться памятником. И, в конце концов, даже если здание будет признано памятником архитектуры, на него повесят табличку, - это вовсе не означает, что его действительно отреставрируют, приведут в порядок. Ведь это связано с большими затратами. В городском бюджете нет на это денег. А частные компании тоже считают деньги, им проще найти себе что-нибудь подешевле.

Справка "Донбасса"

Начиная с 80-х годов XIX века, практически все значимые постройки Юзовки носили на себе отпечаток английского стиля. Для него характерны прямоугольные трехступенчатые фронтоны на четырехскатных крышах зеленого цвета, белое обрамление больших окон, занимающих значительную часть кирпичной стены дома, наличие остекленной веранды, небольшой садик, примыкающий к зданию. Это направление в архитектурном облике Юзовки появилось после строительства резиденции Юза и комплекса "английской колонии" - домов для иностранных специалистов. Большое влияние на формирование архитектурного стиля Юзовки оказал официальный архитектор Новороссийского общества Молдингауэр.

Алиса СОПОВА.
Фото автора.

Мітки: Донецька область, Церкви, міська архітектура, будинки